Дион

В V в. до н.э. Дион, благодаря своей культовой принадлежности особо почитаемым в этих краях Зевсу и Музам, стал второй столицей Древней Македонии.

Царь Архелай сделал его культурным центром, сравнимым по значению с главными жемчужинами Греции – Дельфами и Олимпией, – и совместившим в себе исключительность обоих. Архелай возвел здесь святилище Зевса и своего легендарного предка Геракла и учредил ежегодные соревнования, проводившиеся по обыкновению в сентябре в течение девяти дней. Проводимые одновременно атлетические и театральные (мусические) состязания были призваны объединить и приумножить славу знаменитых священных игр в Олимпии и аттических Великих Дионисий.

Дион

Позднее проведение пышных торжеств и соревнований в Дионе по окончании успешных военных походов вошло в обыкновение у Филиппа ІІ.

Дион

Несколько памятных страниц истории этого места связаны и с именем его сына.

Детство Александра прошло в Пелле, отроческие годы в Миезе, однако Дион – духовную столицу Македонии – царевич посещал достаточно часто. Отношение Александра к Диону с ранних лет и до последних дней характеризуется необыкновенным почтением.

Дион

Это объясняется тем, что Дион имел для него тройной смысл: с одной стороны это был священный город Зевса, которого Александр совершенно искренне считал своим божественным отцом, с другой – он был связан с высокочтимыми ним именами Геракла и Диониса, и, наконец, процветавший здесь культ Муз делал город у Олимпа подобным Нимфейону в Миезе – месту, где прошли, возможно, самые счастливые годы его жизни.

Дион

С Дионом также связан один из наиболее известных эпизодов биографии Александра. Пусть не имеющий большого военно-политического значения, однако неоспоримо важный для создания того легендарного образа, который предопределила состоявшаяся здесь встреча.

Дион

В 343 г. до н.э. во время очередных празднеств Филиппу ІІ был предложен необъезженный конь вороной масти с белым пятном на голове, стоимостью в 13 талантов (сумма, покрывающая содержание 1,5 тысячи воинов).

Александр Македонский

Плутарх, подробно описавший события того дня, рассказывает, что никто ни из конюхов, ни из приближенных царя оседлать своенравного жеребца так и не смог: конь оказался на редкость диким и упрямым. Или же, никого не подпуская к себе, животное просто исполняло волю богов – Дельфийский оракул пророчествовал, что человек, которому окажется по силам оседлать царского коня с меткой в форме бычьей головы, будет править миром. Ситуация разрешилась, когда 12-летний царевич Александр заявил отцу, что сумеет объездить этого коня, а в случае неудачи сам возместит его стоимость. Догадавшись, что животное боится колеблющихся перед ним теней, Александр повернул коня мордой к солнцу, провел некоторое расстояние шагом, затем рысью, и только убедившись, что тот окончательно успокоился, с легкостью вскочил ему на спину. Эта первая победа Александра была одержана в открытом взору богов Дионе. Тогда же у священных склонов Олимпа среди одобрительных возгласов толпы прозвучали слова удивленного и растроганного Филиппа:

«Ищи, сын мой, царства по себе – Македония слишком мала для тебя!»

Дион

Дальнейшие события многократно показывают поистине трогательную привязанность, которую Александр питал к этому животному. Царь утверждал, что родословная Буцефала восходит к коням его предка Ахиллеса. Эти кони – бесценный дар владыки морей Посейдона – превосходили всех прочих тем, что были бессмертны. Александр сделал своего коня полноправным героем собственного мифа – имя Буцефала навечно покрыто бессмертной славой его хозяина.

Дион

Десять лет спустя, как сообщает Диодор, возвращаясь через Дион из Греции, Александр инициировал и провел в Дионе грандиозные торжества. Принеся богатые жертвы и устроив пир, именно здесь, в святилище Зевса у подножия Олимпа 22-летний царь объявил о начале своего Великого похода в Персию, сделав первый шаг в овеянную славой вечность.

Дион

В 334 г. до н.э., одержав первую значительную победу над персами в битве на реке Граник, Александр заказал своему личному скульптору Лисиппу гигантскую батальную композицию, изображающую 25 конных гетайров, погибших в этом сражении. Скульптуры по приказу царя были отправлены в Дион, долгое время будучи предметом его гордости и объектом восхищения многих античных авторов.

Дион

О дальнейшей судьбе медных всадников римский историк Гай Веллей Патеркул пишет следующее: «Метелл (имеется в виду римский претор Квинт Цецилий Метелл Македонский) привез из Македонии отряд конных статуй, который повернут к фронтону храма и до сих пор служит лучшим украшением этого места. Обычно так передают историю этого конного отряда: Александр добился от Лисиппа, выдающегося в этом искусстве мастера, чтобы тот изваял портретные изображения всадников его турмы, павшей при реке Гранике, и поместил среди них его собственную статую».

Дион

Известно также о распоряжении Александра, данном незадолго до смерти, о возведении в Дионе храма его божественному отцу – Зевсу Олимпийскому. Примечательно то, что это был первый храм, вход которого был ориентирован не на восток, а на юг, к склонам Олимпа.

Дион

К сожалению, ни конники, ни храм до наших дней не сохранились. Вскоре после смерти Александра возведенные в Дионе сооружения подверглись разрушениям и разграблению, многие статуи были вывезены в Рим. И все же Дион оставался высокоразвитым духовным центром Пиерии еще несколько веков, вплоть до времен распространения христианства.

Автор: Анастасия Бабкова

Дион

Вы можете заказать экскурсию в  Дион, проийтись по следам Великого Александра, спустя 2350 лет

Смотрите также

s

Напишите мне

Введите код с картинки

Отправля сообщение я принимаю условия пользовательского соглашения