А держит он путь в сияюшие блеском Афины (часть 5)

Кирилл Сазонов
Утром иду в Национальный Археологический музей, который тоже невелик. Вход — 7 евро. Делаю круг по первому этажу, не заглядывая в отдел архаики и не поднимаясь на второй этаж к вазам. Мне хватает первого этажа часа на четыре. Там выставлены мрамор и бронза. Некоторые вещи хорошо знакомы по фотографиям, копиям и рисункам ( куросы, Зевс, мечущий молнию, Артемида ), некоторые вижу впервые. Очень интересна статуя наездника на лошади — восхитительно передано движение лошади, напряжение мальчика. Сказочная динамика!

Как и везде, снимаю в основном то, чего нет в альбомах. Но Афродита из города Байи настолько прекрасна, что не сфотографировать её невозможно…

Небольшой зальчик посвящён самой Градодержице. Удивительно, как мало сохранилось статуй Афины. Видимо, после великого Фидия остальным просто уже почти нечего было делать.

В одном из залов, обходя его по периметру, поворачиваюсь налево и через проход в соседнем зале вижу бронзовую статую молодой женщины. Она стоит в профиль, её чёрное платье покрыто цветными пятнами коррозии, отчего кажется расписанным розовыми, салатными, голубыми, синими, красными пятнами. Она удивительно красива. «Я в восхищении!» ( (с) Булгаков «Мастер и Маргарита» ).

Буквально бросаю камеру с чёрно-белой плёнкой — ремень у меня надёжный — хватаюсь за «цветную», но тут почти во вратарском прыжке меня останавливает смотрительница зала. Я пытаюсь увиливать, мол, я ж без вспышки, но оказывается, именно эту статую пока запрещено снимать вообще, остальные можно, а вот её — нет. Её совсем недавно подняли со дна моря, отреставрировали, выставлена она меньше года и пока нет даже её официальных снимков. Называется «Госпожа с Калимноса».

Пройдя через отдел бронзы, я подхожу к госпоже с Калимноса спереди и подробно рассматриваю её. Тонкое спокойное лицо, красивая рука несколько не соответствуют тяжеловатой в профиль фигуре — видимо изображённая женщина была беременна, месяц четвёртый-пятый, когда это только-только становится заметным. Перед уходом из музея опять заглядываю к ней. Смотрительница, что останавливала меня, в открытую смеётся: «Может быть через год её разрешат фотографировать». «Что ж, будет ещё одна причина снова приехать в Афины».

Времени до отлёта остаётся как раз только на то, чтоб пообедать на Плаке. Самолёт улетает часов в семь вечера. Снова вся Европа между Афинами и Питером закрыта облаками. Солнце стоит невысоко. Непосредственно перед посадкой на снижении минуты за три прокручивают закат — в Пулково садимся по расписанию ровно в полночь с 20-го на 21-е июня.

Смотрите также

s

Напишите мне

Введите код с картинки

Отправля сообщение я принимаю условия пользовательского соглашения