Пелла

В источниках нет точной даты перенесения столицы Древней Македонии из Эг в Пеллу, равно как нет и имени того, кто это сделал. Однако, вероятнее всего, это произошло в V в. до н. э. во время правления царя Архелая. Название новой македонской столицы традиционно возводят к слову πέλλα (др.-макед. «камень»). Причиной этому, скорее всего, послужила главная гордость и достопримечательность города со времен его основания – высокая каменная цитадель. К началу IV в. до н.э. Пелла стала крупнейшим городом региона. Ко двору македонских правителей съезжались лучшие греческие архитекторы, художники, скульпторы, поэты, музыканты и философы. Здесь жил и обрел свое последнее пристанище Эврипид, не раз воспев в своих произведениях красоты новой столицы. Ему вторил Ксенофонт, называя Пеллу самым лучшим и большим из всех городов Македонии.

Почетное место в центре города занимала построенная в последней четверти IV века до н. э. агора, являясь архитектурной жемчужиной Пеллы, уникальной как по замыслу, так и по размеру. Агора была спроектирована знаменитым греческим архитектором Гипподамом и охватывала площадь примерно в 7 гектаров, что составляло 10 городских кварталов. Площадь агоры была окружена дорической колоннадой, за которой располагались торговые ряды и гончарные мастерские. Неподалеку были возведены храмы Афродиты, Деметры, Кибелы и Святилище нимф.

Пелла была одним из первых известных городов, которые имели централизованное водоснабжение для каждого жилого дома и утилизацию сточных вод. Стены круглых внутренних двориков были украшены фресками. Здесь также находились уникальные галечные мозаики. Среди них наиболее известны изображения льва-грифона, сражающегося с оленем, похищение Елены, Дионис верхом на леопарде, а также сцены царской охоты на оленя и льва с участием Александра и, по всей вероятности, его ближайшего друга Гефестиона. Эти мозаики украшали полы богатых домов, в особенности знаменитого дома Диониса. Уровень мастерства, с которым они выполнены, признаны неоспоримой редкостью в древнем мире.

Пелла

Сам царский дворец, к оформлению которого приложил руку прославленный греческий художник Зевксис, был возведен на центральном холме и занимал значительную площадь, вероятно, около 60 тыс. квадратных метров. Он состоял из нескольких крупных архитектурных групп, расположенных в два ряда. В каждом из них вокруг центральной площади двора располагался ряд комнат. Благодаря своему расположению и высокому фундаменту дворец, при взгляде на него из города, казалось, парил в воздухе. Размеры комплекса указывают на то, что, в отличие от дворца в Эгах, дворец Пеллы был не только царской резиденцией, но и местом размещения правительства.

Единственное описание древнего города относится ко II в. до н. э.:

«Стоит Пелла на холме, глядящем на зимний закат; вокруг нее болота, непроходимые ни летом, ни зимою, – их питают разливы рек. Крепость Факос возвышается как остров среди болот в том месте, где они подходят к городу всего ближе; стоит она на громадной насыпи, способной выдерживать тяжесть стен и не страдать от влаги болот, ее облегающих. Издали кажется, что крепость соединена со стеною города, хотя на самом деле их разделяет ров с водой, а соединяет мост, так, чтобы врагу было не подступиться, а любой пленник, заточенный царем, не мог бы бежать иначе как через мост, который легче всего охранять. Там, в крепости, была и царская казна…»

(Тит Ливий)

Таким был город, давший миру человека, изменившего ход истории.

Пелла

Сын македонского царя Филиппа ІІ и его жены, царицы Олимпиады, появился на свет в ночь с 20 на 21 июля 356 г. до н.э. Новорожденный царевич был назван матерью Александром.

Первые годы жизни мальчик провел в Пелле на женской половине дворца, находясь под наблюдением царицы, воспитавшей его согласно собственным убеждениям. Олимпиада привила сыну свою страсть к мистицизму и увлеченность древними культами. До семи лет царевич рос преимущественно в окружении женщин – матери и кормилицы Ланики, далее же воспитанием мальчика занялись очень основательно.

Первым воспитателем Александра стал приглашенный в Пеллу из Эпира родственник Олимпиады, Леонид. Суровый наставник всячески старался отдалить царевича от двора. Система, по которой он воспитывал мальчика, больше походила на спартанскую: регулярные вылазки в горы без запасов воды и продовольствия, каждодневные изнурительные тренировки, усвоение навыков боя и охоты и скудный обед один раз в день – таким было детство семилетнего Александра. Поблажки, сладости, украшения – все пресекалось самым решительным образом. Дошло до того, что мальчику на какое-то время было запрещено даже присутствовать за царским столом. Леонид преследовал цель сделать из царевича закаленного воина, равнодушного к богатству и роскоши, презирающего помпезность двора и умеющего обходиться без всяких радостей в жизни – как телесных, так и душевных. О результатах такого подхода к воспитанию Александра Плутарх сообщает следующее: «Еще в детские годы обнаружилась его воздержность: будучи во всем остальном неистовым и безудержным, он был равнодушен к телесным радостям и предавался им весьма умеренно; честолюбие же Александра приводило к тому, что его образ мыслей был не по возрасту серьезным и возвышенным». Наука грозного молосса несколько подорвала здоровье будущего царя, однако вместе с тем оказала и неоценимую пользу, воспитав в нем непреклонную стойкость.

Пелла

Следующим воспитателем Александра в Пелле стал акарнанец Лисимах. Он поощрял увлеченность мальчика легендарными сказаниями и гомеровским эпосом, и на радость Александру называл его Ахиллесом, Филиппа – Пелеем, а себя – Фениксом (Фениксом звали воспитателя Ахиллеса). Полная противоположность жесткому Леониду, этот человек сразу полюбился царевичу. Между ними завязалась дружба настолько тесная, что по прошествии многих лет Лисимах отказался оставаться в Македонии и, несмотря на почтенный возраст, последовал за любимым воспитанником в Азию.

Среди прочих пелльских педагогов царевича памятны имена Филиска, сын которого Онисикрит наряду с другими философами сопровождал Александра в Индийском походе, и математика Менехоса – бывшего ученика Платона.

Поскольку ничего лучшего на тот момент не существовало, Александр получил в Пелле начальное образование по греческой системе: грамматика, гимнастика, музыка и рисование. В процессе обучения давались также общие знания по геометрии, астрономии и арифметике. Большое внимание уделялось атлетическому развитию, для чего часто устраивались состязания в беге, прыжках, метании копья и диска, а также борьбе. Известно, что Александр играл на кифаре и хорошо пел, причем настолько хорошо, что Филипп запретил ему это делать на людях: по его отнюдь не скромному мнению это приличествовало только актерам и евнухам.

Пелла

В это же время дворец стал свидетелем дипломатической встречи царевича с персидскими послами. Персы не согласовали свой приезд с военными делами Филиппа, и когда богатое посольство прибыло в Пеллу, царя в столице не оказалось. Семилетний Александр счел единственно возможным принять почетных гостей самому. Эта встреча оставила в памяти персов неизгладимый след. И если на лучший прием и угощения они рассчитывали изначально, то беседа с сыном македонского правителя застала их врасплох: мальчик не задал им ни одного детского вопроса. Вместо этого он много расспрашивал послов о дорогах в Персии, маршруте, по которому они прибыли, о самом персидском царе, его армии, и о том, с какими странами он находится во вражде, а с какими дружен. Очевидно, персидские посланники не восприняли ребенка всерьез и только со временем поняли, что отвечая на вопросы Александра, сами рассказали все, на что потребовался бы не один десяток шпионов.

Александр Македонский

Филипп большую часть времени проводил в походах, поэтому воспитанием сына мог заниматься разве что от случая к случаю. И хотя он понимал, что лучше него никто не преподаст царевичу науку править и воевать, возможности делать это самому у правителя не было. Однако у него было желание дать Александру самое лучшее образование и приобщить его к высокой культуре Греции. Культурное направление, в котором Александра воспитывали до этого, не слишком устраивало царя: на одних сказаниях о богах и героях далеко не уйти. Наследник его престола нуждался к наставнике не просто хорошем, а лучшем из лучших. И Филипп не колебался в выборе, пригласив в Пеллу Аристотеля. Некоторое время философ занимался с Александром в столице, однако вскоре вместе с царевичем и другими воспитанниками переехал в построенную специально для этой цели школу в Миезе.

Миеза, школа Аристотеля

Когда Александру исполнилось шестнадцать, Филипп решил, что сыну пора привыкать к реалиям жизни. Забрав царевича из идиллической Миезы снова в Пеллу, царь стал привлекать его к управлению государством. Отправившись в поход на Византий (340 г. до н. э.) Филипп оставил сына регентом под присмотром опытных советников, доверив ему государственную печать и вместе с ней право царской власти. В течение двух последующих лет Александр успешно справлялся с возложенной на него ответственностью, пока царь воевал в Фессалии, Фокиде, Фракии, Иллирии и Скифии.

Вступив на трон, Александр пробыл в Пелле считанные месяцы, однако в общем провел в ней чуть менее шестнадцати лет.

Пелла оставалась столицей Македонии еще несколько столетий. Город пришел в упадок по неизвестным причинам (вероятно, вследствие землетрясения) к концу Ι в.

Пелла

В сегодняшней Пелле мало что напоминает о ее былом величии. Лишь руины некогда величественного города – маленький осколок созданного Филиппом II великого царства, расцветом своего могущества обязанного его сыну Александру. Только белоснежные колонны по-прежнему устремлены вверх, поддерживая уже не потолки, а теперь, кажется, само небо. Пелла является очередным примером горькой шутки времени: будь то человек или город – чем более значимо его место в истории, тем меньше остается от него потомкам впоследствии. Только слава его продолжает жить в веках как залог бессмертия.

Автор: Анастасия Бабкова

Смотрите также

s

Напишите мне

Введите код с картинки

Отправля сообщение я принимаю условия пользовательского соглашения