А держит он путь в сияюшие блеском Афины (часть 3)

Кирилл Сазонов
Утром по улице Эола, посматривая на Эрехтейон, иду на Древнюю Агору. На Римскую Агору так и не успел, но вся она просматривается снаружи.

С севера Агора ограничена веткой метро, которое как раз здесь совсем уходит под землю. У самой ветки перпендикулярно ей стоит Портик ( Стоя ) Аттала, восстановленный 50 лет назад. В нём, как обычно, небольшой музейчик: статуи, керамика, бронза… Среди керамики детский стульчик ( !! ) и что-то вроде самовара ( горшок с поддувалом и ручками, на который поставлен второй с ручками, крышкой и носиком ) — and everything’s done under the sun ( (c) «Dogs» «Animals» by Pink Floyd ).

Брожу по Агоре. От зданий остались одни фундаменты, в тени на остатках колонн храма Ареса отдыхают туристы. Из под забора высовывается угол святилиша двенадцати богов, постоял в нём под соснами. Расписной портик ( Пойкиле Стоя ), оказывается, под современной застройкой по другую сторону линии метро.

На холме над Агорой стоит очень хорошо сохранившийся храм Гефеста. У него даже частично остался потолок, поэтому снаружи не рассмотреть, что в нём — темно, а внутрь не пускают.

От него иду в центр Агоры и источнику Клепсидра ( Водяные часы ) — Ворующая воду. «Что за беда, в Клепсидре ты помоешься» ( (с) «Лисистрата» Аристофан ). Клепсидра — бассейн примерно два на два метра, в который из стены бил ключ. Оттуда вода стекала через канализацию, пересекающую Агору, в Эридан. Канализация сделана в виде короба из каменных плит, заглублена сантиметров на 70 и перекрыта двумя слоями плит, сечение коллектора полтора метра на полтора.

Кроме Клепсидры на Агоре были другие источники и колодцы, сейчас все сухие.

Для приёма жалоб на зарвавшихся госслужащих стояла урна. Как я понимаю, по накоплении критической массы жалоб возбуждалось уголовное дело, по результатам которого кое-кто хлебнул цикуты.

Панафинейская дорога от Дипилона к Акрополю пересекает Агору. Сейчас по ней уже не пройти — частично растащена на заборы в Средние века. Вдоль неё ухожу с Агоры к Акрополю. На полпути сворачиваю влево, на восток, чтоб пройти по склону холма Акрополя по узенькой крутой дорожке между жилыми домами и забором, отделяющим музейную территорию. Она то круто карабкается вверх, то штопорит между заборами домиков справа и крышами слева. Некоторые дома стоят ниже тропы, и, чтоб никто не выскочил случайно на крыши, кое-где они отмечены колючей проволокой. Местами иду сквозь тоннели из цветов и ветвей. Просто не верится, что это самый центр Города, настолько тут спокойно и по-дачному. Южная граница Плаки.

По пути в гостиницу заглядываю в маленький бар выпить соку. Барменша, тётка лет сорока с хвостиком, очень оживляется узнав, что я русский. «Русских здесь любят за честность» — у меня глаза на лоб полезли. Узнав, что я иду на концерт Уотерса, тут же напевает кусок из «Money». Приглашает зайти вечером, чтоб неторопясь пропустить что-нибудь покрепче сока.

Из гостиницы по разведанному маршруту прихожу на Лариссийскую станцию. Многие отъезжаюшие на концерт узнаются по Флоидовским маечкам. В основном ребята лет 16..20-ти. Автобус едет до места ( Малакаса, парк Терра Вибе, это немного дальше, чем Марафон ) около часа. Никого не интересует, что ты с собой несёшь: знал бы, приволок бы полный набор оптики, а так — один фотоаппарат, два объектива и две плёнки. До концерта — пара часов, экономя плёнку снимаю публику: от молодых ребят до солидных дядек за 50, вывезших свои семьи.

«Зрительный зал» — ложбинка межлу двумя холмиками, ограниченная палаткой со сценой и палаткой с осветителями и звукооператорами. VIP-зона расположена слева от ложбинки на холмике, там стоят деревянные скамейки со спинками. Остальная публика пока сидит на травке.

Концерт начался на час позже, ждали пока полностью стемнеет. Первая вещь — «Another Break…», чтоб спустить из зала пар. Не тут-то было, у ребят хватило пороху на весь концерт! Очень экспрессивно, но всё в рамках приличия и допуска. В Питере на концерте тоже не спали, но тут была энергия Огня, у нас — энергия Воды.

Тексты они знали полностью, в  результате получилось хоровое исполнение Уотерса в сопровождении самого Уотерса. В общем-то для концерта вполне приемлемо. Наступившая эпоха мобильников с камерами сильно осложнила съёмку, поскольку теперь не размахивают одной рукой, а держат телефон двумя руками над головой, перекрывают втрое бОльшую площадь обзора. В антракте пришлось пробираться поближе к сцене, чтоб сделать хотя б несколько снимков «дежурного» качества. Прошу разрешения ( по-английски, естественно ) пройти у каких-то ребят, они оживляются: «Ты англичанин? Брат Уотерса?». То, что я русский снова вызывает гораздо больший интерес. «А тебе понравилось в Греции? А как по сравнению с Россией? А приехал специально на концерт?»

Во второй части полностью был сыгран «The Dark Side…» и несколько новых вещей. Уотерс в самом конце попытался что-то сказать по-гречески ( оказывается он примерно в 17 лет автостопом проезжал Грецию и на этих впечатлениях у него написана одна из вещей ), но махнув рукой, извинился и сказал, что сейчас не может сообразить, как это правильно сказать по-гречески, и поблагодарил всех пришедших очень искренне, радостно и просто. Дело было уже к полуночи, вышли на шоссе, куда должны были быть поданы автобусы. Естественно, пробка, суета, неразбериха, автобусов не хватает — завозили-то порциями, а тут все сразу хотят уехать, да ещё автомобили, такси, и все на одном участке шоссе. Пока ждали свободного автобуса разговорился с молоденькими ребятами ( наверное лет 16..18 ). Вот, говорят, такого бардака как в Греции больше нигде нет, пришлось их разочаровать — Россия всё-таки вне конкуренции. Когда подошёл автобус, они мне говорят, ты, мол, в одиночку-то прорвёшься, садись, а нам вчетвером придётся ещё подождать. В общем, на Уотерсе публика, как и у нас, доброжелательна и неагрессивна. А в гостиницу я добрался уже в третьем часу ночи…

Смотрите также

s

Напишите мне

Введите код с картинки

Отправля сообщение я принимаю условия пользовательского соглашения