А держит он путь в сияюшие блеском Афины (часть 2)

С утра, покрутив карту, огородами иду на Керамик. По питерским меркам дома слишком высокие для обычной в Афинах ширины улиц, нас было б мрачновато, но тут солнце стоит высоко и тень — благо, температура уже с утра зашкаливает за +25.

Когда подходишь к Керамику с востока современная ( под «современная» в Афинах подразумевается, то что младше 2000 лет !-). На самом деле, у меня сложилось впечатление об огромной архитектурно-хронологической дыре между последними римскими постройками и застройкой 100..150-летней давности ) застройка обрывается в том месте, где шла главная дорога в Город: по правую сторону продолжаются современные Афиниы, а слева за оградой между двух рядов пальм из выжженной солнцем травы приподнимаются остатки стен, а горизонт венчает Парфенон. Стоишь, смотришь, а за спиной едут машины, по другую сторону улицы — дом, жители которого, проснувшись и выглянув в окно, видят в паре сотен метров место, где стояла городская стена и Дипилон ( Двойные Ворота ) — главный вход в Город, а вдали надо всем этим стоит Акрополь.

К дороге примыкает церковь византийского стиля, за ней параллельно дороге идёт улица надгробных памятников — на внешней части Керамика было кладбище. Прохожу ещё немного, огибаю разрисованные склады, поднимаюсь немного вверх и оказываюсь у входа на Керамик. Покупаю билет с шестью корешками ( по 2 евро за корешок ), дающий право в течение недели посетить шесть музеев — Керамик, Акрополь, театр Диониса, Агора древняя, храм Зевса Олимпийского, Агора римская. Собственно, это не музеи, а archeologic sites — совокупность раскопок, древних построек и музея. Музейчик на Керамике небольшой, как и все музеи, которые я видел в Греции. Статуи, керамика от архаики до римских времён. От музея спускаюсь к улице надгробных памятников, очень многие из них известны по фотографиям. Иду к городской стене вдоль реки Эридан. Судя по проходу, сделанному для неё в городской стене она была шириной 2.5..3 метра, сейчас — сантиметров 40, глубиной в пол-спички.

В Эридане живут черепахи, здоровенные — размером со строительную каску. Одна из них вышла погулять к остаткам строений в черте городских стен. Чтоб вернуться обратно, решила спуститься по ступеням. Я застал её в тот момент, когда путь к отступлению был отрезан: с первой ступени уже спустилась и искала, как бы избежать прыжка со второй. Видимо всё-таки решилась прыгать, потом видел её уже у Дипилона на полпути к Эридану.

С античных времён с водой в Афинах стало намного хуже: и Эридан рекой не назовёшь, и многочисленных источников, упоминаемых у древних, больше нет.

В пелопонесскую войну под стенами Афин полностью погиб отряд спартанцев. Они похоронены у главной дороги в Афины на восточной границе Керамика. За их могилой чей-то садик и дом, над нею пальмы и сосны, шишки которых я привёз как сувениры.

В юго-западной части Керамика у вхола расположен небольшой холм, с которого открывается великолепный вид на Акрополь и почти на весь Керамик, часть которого перекрыта церковью, стоящей между дорогой в Академию ( она же главная дорога в Афины ) и улицей надгробных памятников.

Обходя Агору, что топографически и исторически не очень правильно, с Керамика иду на Акрополь. Дорога из Академии вела на Агору, от которой начиналась Панафинейская дорога, идущая к Пропилеям. По ней в праздник Панафиней шла торжественная процессия к Парфенону. Кариатиды Эрехтейона изображают участниц этой процессии: канефор — девушек, несущих корзины с дарами Афине. Часть дороги перед Пропилеями приведена в пригодное для ходьбы состояние. Она зигзагом поднимается на холм к зигзагообразному же пандусу перед лестницей, ведущей через Пропилеи. Ступени сейчас српятаны под временной деревянной лестницей — на Акрополе идёт реставрация. Поэтому Пропилеи, часть строений и Парфенон прикрыты лесами, через Пропилеи идёт помост, у Парфенона стоит подъёмный кран, на восточной стене холма стоит подъёмник для мраморных блоков, а часть холма огорожена.

Выхожу с помоста, делаю пару шагов вперёд и в сторону…

У Пропилеев холм всё ещё немного покатый, из-за этого кажется, что храмы находятся немного дальше, чем на самом деле. У самого Парфенона холм выполаживается. Панафинейская процессия поднималась немного вправо мимо статуи Афины Промахос, обходя вокруг Парфенона против часовой стрелки. Я иду вокруг него так же. Делаю полтора круга, чтоб, полностью обойдя Парфенон, пройти на восточный край холма и оттуда к Эрехтейону.

Свежий пентельский мрамор — белый, пропускает свет на глубину более 5 сантиметров, поэтому кажется, что он светится изнутри. Сейчас мрамор выветрился, поэтому все постройки на Акрополе телесного цвета, примерно как кожа на внутренней стороне локтевого сгиба. Кое-где сияют новые блоки, вставленные при реконструкции. Вдоль южной стены лежат обломки стен, колонн… Там же лежат две черепицы с крыши — мраморные пластины метр на два с приподнятыми у стыков бортами, сам стык прикрыт Л-образной мраморной деталью. Недалеко стоит мраморное кресло.

От южной стены сквозь дымку едва видны Пирей и Саламин. Горизонт не читается, поэтому кажется, что Саламин парит в воздухе. Со всех сторон кроме, обращённой к морю, Город прикрыт невысокими пологими горами. В самих Афинах из жилых кварталов поднимаются многочисленные холмы, самый высокий из которых — Ликабет.

На восточном краю Акрополя расположено небольшое укрепление непонятного возраста с мемориальной табличкой на греческом. К своему удивлению, мне удаётся понять, что во время Войны тут небольшой отряд патриотов довольно долго продержался против десантников из «Эдельвейс».

Через весь Акрополь в сторону Пропилеев делаю пару кадров 500-мм обьективом. Резкости, естественно, никакой — над горячим камнем колышется воздух, несмотря даже на устойчивый и очень приятный ветерок с моря. С восточной и северной сторон холма отлично виден Ликабет и вся Плака.

Вдоль северной стены иду к Эрехтейону, в который даже удаётся заглянуть, но не войти. Фотографировать надо утром. А днём — традиционный кадр с юго-запада.

К востоку от Парфенона заглублён в скалу современный музей, небольшой, как обычно. Перед ним стоит огромная мраморная сова. Кроме очень известных вещей в музее есть восхитительная мраморная собака, я, наверное, с минуту смотрел ей в глаза, не мог оторваться. На одной из женских статуй сохранилась чёрная кайма по краю столы, золотых пряжек, естественно, не осталось. Считается, что греки раскрашивали мраморные статуи. Видимо, это так, но, похоже, они красили только некоторые отдельные детали. Собственно, и сам Парфенон был покрашен: триглифы ( имитация выхода стропил ) — синие, метопы ( промежутки между триглифами ) — красные. Двери, наверное, были обшиты медью.

После музея — ещё круг по Акрополю и на выход.

От Пропилеев открывается вид на западную часть Афин, в первую очередь, на Древнюю Агору и Керамик.

Обойдя Акрополь с юга захожу посмотреть театр Диониса. Он сильно разрущен, особенно ему досталось, как понимаю, когда турки, штурмуя Акрополь, заложили в пещеру, что в скале прямо над театром, пороха, сколько смогли принести и взорвали. Акрополь это взять не помогло, но храм в пещере и постройки перед ним разнесло в клочья.

Поднимаюсь к скале над театром и решаю обойти её с востока, с расчётом на то, что вдоль южной стены холма пройдусь после этого, посмотрев на Акрополь с севера. У восточной оконечности стоит строительная техника, лежат блоки мрамора ( прихватываю на память пару кусочков пентельского мрамора — того же, из которого построены Парфенон и Эрехтейон! ), но таблички «проход закрыт» нет. Поэтому иду по тропе к северному склону. Там находятся святилища Пана и Афродиты и Эроса ( запятых нет — у Пана своё собственное !-) ). Это небольшие площадки у вогнутостей скалы, видимо там стояли алтари и статуи, сейчас просто табличка. В святилище Афродиты и Эроса за фотографированием вьюнка меня берут за жабры — всё-таки проход закрыт — и мирно выводят через выход у Пропилеев, что собственно и требовалось — круг вокруг Акрополя замкнут!

Смотрите также

s

Напишите мне

Введите код с картинки

Отправля сообщение я принимаю условия пользовательского соглашения